8 800 200 32 35
  • Лицензированный брокер с 2000 года

Кирилл Упатов в гостях у Mediametrics. Эфир от 27.07.2018

Кирилл Упатов, Начальник отдела инвестиционного консультирования ITI Capital, о возможностях фондового рынка для инвесторов, а также о том, чем и как брокеры могут быть полезны частным компаниям.

05 сен 2018 в 13:50:00 Просмотров: 268

Кирилл Упатов, Начальник отдела инвестиционного консультирования ITI Capital, о возможностях фондового рынка для инвесторов, а также о том, чем и как брокеры могут быть полезны частным компаниям.

Ведущий: Владимир Буев, далее В.Б.

Гости: Кирилл Упатов, далее К.У. и Евгений Прокофьев, далее Е.П.

 

В.Б. Добрый день, уважаемые радиослушатели и телезрители. В эфире программа «Сервис для бизнеса» и ее ведущий Владимир Буев, вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства.

Сегодня мы поговорим о том, как сберечь и приумножить деньги для своего бизнеса и, соответственно, свой бизнес тоже. У нас в гостях сегодня Кирилл Упатов, начальник отдела инвестиционного консультирования компании «ITI Capital». Добрый день Кирилл.

К.У. Добрый день.

В.Б. И Евгений Прокофьев, собственник и ген. директор компании «Альфа-Снаб». Добрый день Евгений.

Е.П. Добрый день Владимир.

В.Б. Евгений, давайте тогда начнем с вас. Поскольку здесь такая компания, которую производством нельзя назвать, но тем не менее может пойти в производство. Торгующая организация. И финансовый инструмент, который Вас, по большому счету, обслуживает, если так можно сказать. Давайте начнем с компании — когда она у вас возникла? Как развивалась? Может быть о взлетах и падениях расскажете? И о том, как финансовые инструменты Вам помогали взлетать и падать.

Е: Хорошо. Давайте сначала поговорим. Компании 9 лет. Компания занималась тем, что покупала продукцию в России и продавала в России. Через определенное время мы набрали пул клиентов, которые были готовы покупать товар за хорошие деньги — за те, которые мы продавали. Мы поняли, что можем увеличить маржинальность, взяв товар свой собственной из-за границы.

В.Б. А чем Вы торговали? Какими продуктами?

Е.П. Мы начали заниматься шинами для вилочного погрузчика. Наша тематика, это шины для спец. техники.

В.Б. Я сначала подумал продукты питания. Сразу с шин начали.

Е.П. Да, с шин начали. Но там есть сегментация в шинах: есть для легковых, карьерных, грузовых. Мы специализируемся только на технике, которая не используется на дорогах общего пользования.

В.Б. На карьерной?

Е.П. Начиная с вилочных погрузчиков, которые на складах работают, карьеры, которые ездят, шахты, экскаваторы, которые строят дороги, катки. То есть вся техника, которая занимается ремонтом и строительством. Привезли из Китая 1 контейнер сначала, думали попробуем продавать. Продали, успешно, начали возить все больше и больше. В какой-то момент Китай стал людям неинтересен, потому что там не особо сильное (прим. ред.: хорошее) качество. Если мы хорошего качества завозим товар, он в цене не проходит и не нужен покупателю. Покупатель говорит: «Ребята, Вы привезли Китай? Он дорогой». Мы говорим: «Но это же качественный Китай». Они говорят: «Ну, это еще кто-то там сказал, надо проверить, надо посмотреть». В общем, это долгая история. Мы начали возить Турцию. Мы пробовали Индию, какую-то часть привозить, но выбор пал на Турцию. Привезли Турцию, первый контейнер. Процентов на 30 цена дороже Китая была. Мы думали, что тяжело пойдет.

В.Б. То есть важнее качество оказалось для потребителя? Не цена, а качество? С учетом расходов на логистику всю.

Е.П. Через Китай логистика длинная. Мы берем в Китае производство. Закладываем какое-то время, его производят. Потом его везут через Китай через Владивосток, Новороссийск или Санкт-Петербург. В итоге, себестоимость увеличивается и во времени и в цене, потому что длинный путь.

В.Б. А рынок, это в основном европейская часть России? На востоке ничего не покупают? Или они там сами?

Е.П. Им там ближе и легче что-то самим привезти. Но наш регион, так как мы находимся в Москве, всё-таки центральная часть, была на тот момент.

В.Б. И так остановились на Турции?

Е.П. Не то, чтобы остановились, мы в каком-то процессе сейчас. Сейчас и Индия подойдет, потому что Китай уже из-за повышения курса доллара, из-за того, что он далеко находится и из-за того что там они хотят или не хотят, но им приходится из-за конкуренции цены, делать её более дешевой, эту продукцию. Качеством она не сильно отличается, прямо хорошим. Мы нашли хороший завод, мы с ним работаем уже порядка 6 лет, это достаточно хороший Китай, он не дешевый. Поэтому мы какие-то позиции привозим сюда, он дорогой выходит. Мы понимаем, что, привезя сюда его немножко — можно продавать, но основную ставку на них не делаем. Мы делаем ставку на ту Китайскую продукцию, которая качественная, но в то же время по цене дешевле той-же Турции.

Возвращаясь к Турции. Она была, как минимум на 30% дороже. Плюс, из-за повышения доллара, цена в долларах получалась дороже чем российские шины.

В.Б. А по качеству?

Е.П. По качеству, российские шины, они на пути становления проб и ошибок. Они пытаются что-то производить.

В.Б. Это хуже китайского или на уровне? Тот ассортимент, которым Вы торгуете.

Е.П. Какие-то размеры лучше, какие-то хуже. Но если у Китая есть постоянство в качестве, то у российского производителя сегодня партия пришла отличная, а завтра совсем все плохо. И сейчас, когда Россию кто-то покупает, клиенты говорят: «Да, мы купили российскую шину, нарадоваться не можем». И тут же можем встретить другого клиента, который скажет, что «Я купил тот же размер, ту же продукцию, того же бренда, но я не в восторге и брать больше в жизни не буду». Грубо говоря, купил и через 2 дня она у него потрескалась, сломалась или еще что-то.

В.Б. То есть, началось активное сотрудничество с предприятиями в Турции, хотя их продукция на 30% дороже, чем в Китае?

Е.П. И, как ни странно, да. Сейчас, если сравнивать по количеству контейнеров, мы в 2 раза больше привозим Турцию чем Китай. За счет чего мы это получили? За счет того, что Турция находится рядом, логистика достаточно быстрая, короткая. С Турции мы сейчас везем максимально за три недели. Плюс в Турции все есть на складе, не нужно производить. Турецкий производитель, которого мы нашли и с которым работаем, которому мы сейчас являемся одним из дилеров (их всего 2. В России, в прошлом году их было всего 4). Пробный вариант они 4 дилера сделали. Посмотрели и поняли, что только 2 могут достаточный объем выполнять, и остальных дилеров убрали.

В.Б. Это именно Турецкие производители, либо там какие-то филиалы западных компаний?

Е.П. Это Турецкий завод.

В.Б. А по технологии чьи?

Е.П. Они свою технологию разработали.

В.Б. Вон даже как.

Е.П. В Турции немного заводов, это не Китай. В Китае на одной улице может быть 15 заводов. В Турции порядка 4-х заводов и один из них «Bridgestone». Он производится под другим брендом, но нашу продукцию не в больших количествах производит. У него больше, это легковые и грузовые шины.

В.Б. Понятно. То есть этот новый этап, фактически, сейчас находится в развитии. Да? Новый поставщик. Сколько он, год, два?

Е.П. Порядка двух лет уже с ним работаем.

В.Б. Можно сказать, что это в развитии или это направление «устаканилось»?

Е.П. Я Вам больше скажу. Если мы там работали 2 года назад — продавали эту продукцию по Москве (центральной части), то в прошлом году у нас начали часто спрашивать на юге эту шину (этот товар). Мы посчитали, что логистика, которая идет из Турции через Новороссийск — Воронеж, Краснодар и все остальное. Мы поняли, что можем по ходу движения оставлять контейнера на этих территориях (в этих городах, с этими складами) и удовлетворять потребность клиентов. Не отправляя товар из Москвы. В итоге за год мы открыли еще 3 филиала.

В.Б. Где?

Е.П. Это Воронеж, как я говорил. Краснодар по дороге. Так как у нас еще и Крым стал соседствовать с Краснодаром, мы открыли там еще филиал.

В.Б. А там как? Через паром?

Е.П. Было через паром, но сейчас открыли мост. Сейчас все проще и лучше стало. Но сейчас Крым занят людьми, которые к ним приехали. Там стройки активно нет, хотя военные объекты. Сейчас у них там аэродром строится. Мы это все обслуживаем, для этого нужна техника и мы поставляем туда шины.

В.Б. А все-таки самый большой рынок, это Москва или что-то еще?

Е.П. Для нас это Москва.

В.Б. За 9 лет, о которых Вы рассказали, там Китай, может быть, удачная — неудачная Индия (еще не понятно) как я понял, Турция. На каком этапе Вам потребовался посредник? Какие финансовые инструменты и для чего? Помогло это или можно было без этого обойтись?

Е.П. Нет, конечно, однозначно. В 2014 году, когда с долларом начали происходить эти ситуации, мы обратились в компанию «ITI Capital», где нам помогли хеджировать риски. Мы смогли прогнозировать по какой цене мы будем покупать тот или иной товар.

В.Б. Они Вам рассчитывали цены?

Е.П. Они цены не рассчитывали, они рассчитывали по какому курсу мы будем покупать валюту. Буквально последнее поднятие курса — было 58, стало 63, что-то такое в районе 7%.

В.Б. Какое-то не большое там.

Е.П. Большое или нет, но в районе 7%. Мы застраховали свои риски через «ITI Capital» заплатив за это небольшой процент, но в итоге получив прибыль. И это легло на наших покупателей. Каким образом? Мы работаем с покупателями не только конечными. У нас очень много дилеров, которые поставляют дальше свою продукцию. Мы работаем по тендерам, где у нас выигрыш в декабре, а поставка в феврале.

В.Б. Вы имеете ввиду государственный тендер?

Е.П. В том числе. Но у нас же есть крупные предприятия наши. «Мироторг». Мы в прошлом году выиграли тендер, у них поставка на февраль.

В.Б. Там тоже хеджировали риски?

Е.П. Конечно. То есть мы выиграли тендер, зафиксировали эту стоимость. Мы не могли понять, что будет в январе и феврале с долларом. Но мы выиграли тендер, мы не могли не поставить этот товар туда, поэтому мы были обязаны предоставить этот товар со своей, конечно же, маржой, со своей прибылью. Если бы мы не хеджировали риски, мы бы получили прибыль, но её намного меньше получили бы.

В.Б. Еще раз напомните, Вы сказали в 2014 году?

Е.П. В 2014, да.

В.Б. То есть 4 года Вы работаете вместе с «ITI Capital»?

Е.П. Да.

В.Б. Как часто приходилось пользоваться страхованием рисков, хеджированием? Я так понимаю, это один инструмент да? Может быть потом еще другие будут, о них мы тоже поговорим?

Е.П. На сколько часто. Мы практически всегда пользуемся покупкой валюты у них.

В.Б. Это второе.

Е.П. Да, но риски при больших покупках валюты или больших контрактах — мы обязательно хеджируем риски.

В.Б. А почему Вы у них валюту покупаете?

Е.П. Потому что это дешевле любого банка, делавшего нам предложение. Мы сравнивали, анализировали, смотрели, сколько потратим на это. Да, там есть ситуации где выводим деньги, где наоборот, с них выводим деньги, но это окупается. С «ITI Capital» нам удобно работать, потому что у нас есть персональный менеджер — это как член семьи. Мы позвонили, сказали: «Мы покупаем».

В.Б. В любом банке тоже есть персональный менеджер, если речь идет о каких-то значительных сделках.

Е.П. Вы поймите, мы же не какой-то там крупный продавец, который миллионами, миллиардами ворочает. Мы все-таки еще являемся малым бизнесом.

В.Б. А какой у Вас годовой оборот?

Е.П. 2.5 миллиона долларов на сегодняшний день. Это по 2017 году. Мы планируем увеличить на 40% в 2018 году. Все за счет той пресловутой Турции и «ITI Capital».

В.Б. А еще интересно. За 9 лет, которые Вы организовались, как там шло развитие с точки зрения валовой выручки, годовой (оборота)? Были ли какие-то скачки? Были ли взлеты и падения?

Е.П. Взлетов и падений, наверное, было достаточно много, но из таких выраженных... Взлетов, наверное, было, это когда мы привезли товар все дружно по 30 долларов, а продавали, когда он был 60. Но товар-то у нас был по 30, мы же его окупили, мы же его закупили на склад. Конечно же там была сверхприбыль.

Падение в следующем периоде произошло, когда у нас приходил товар по 70 — 80, когда мы покупали валюту. Какой-то товар привозили, который мы не страховали, как я говорил, в рисках. Или, когда заканчивается... Мы же на год хеджируем. Допустим, в начале года мы понимаем, что оборот 2.5 миллиона — мы хеджируем, платим за эту сумму процент и понимаем, что зафиксировалась ставка. Сейчас она не так выражена, как в 2014 году, но после, скажем, в 2015 пошел спад. Надо не забывать, что был еще и спад рынка потребления. То есть люди стали меньше покупать. Люди стали бояться покупать. Люди, если раньше покупали технику и держали на складе что-то у себя, потому что они работают в поле и завтра у них что-то произошло, а у нас и сельхоз предприятия на подъеме, и они держали всю эту продукцию на складе. Я имею ввиду шину. Шины как расходный материал. Он наехал на какую-то арматуру, камень острый — разорвал и все. Ему пока привезут с того же склада, пускай это будет даже Краснодар или Воронеж, все равно это время. Люди старались держать их (шины) на складе. В тот момент они перестали держать, они стали максимально ужиматься и держать деньги в кубышках, не тратя их ни на что.

В.Б. Сильное падение произошло? В 2 раза?

Е.П. Ни в коем случае, такого мы бы не допустили. За счет помощи «ITI Capital» мы смогли удержать курс для наших покупателей, это первое. Второе, мы пересмотрели в тот момент помимо покупателей (были «конечники», ушли больше в дилеров, где он мог найти своих «конечников»), линейку товара. Раньше мы возили определенные погрузчики, определенную технику, которую знали наши специалисты. В тот момент мы поняли, что нужно идти дальше, шире. И на сегодняшний момент мы ушли так далеко, что в какой-то момент мы даже, может быть, в чем-то и не разбираемся, до поры, до времени, но понимаем, что нужно туда идти, что нужно везти эти размеры. И сейчас у нас уже продаются какие-то позиции, для мотоблоков, которые картошку копают. Даже вот в такое. Пересмотрев это все, мы добились, чтобы не было сильного падения. То есть мы пересмотрели, у кого есть деньги, кто готов покупать, кто всегда будет покупать и перешли в это направление.

В.Б. А сейчас кто больше всего покупает?

Е.П. Продукцию?

В.Б. Да. Знаете, портрет своего потребителя?

Е.П. У нас сейчас большая часть потребителей, это дилеры. Мы переросли, когда привозим товар и находим клиента, которому объясняем номенклатуру. Мы уже стали крупным поставщиком, но в нашем сегменте (в нашем сегменте мы крупные). Я не сравниваю нас с «Мироторгом» или еще с кем-то. Мы являемся поставщиком, но это конечный потребитель, это завод, который строит сейчас «Мерседес» в Московской области. Мы перешли в категорию, когда привозим много товара, раздаем его дилерам, они его реализуют, нам платят и мы дальше везем. Мы везем не по одной или две штуке, а контейнерами отгружаем дилерам. Есть дилер в Екатеринбурге? Вот тебе контейнер.

В.Б. А им не проще ли возить самим?

Е.П. Как они будут возить? У нас 2 дилера определены по России, допустим, по Турции. В Китае по «Марчеру», который бренд раскрученный, за 9 лет, ну, пускай 6 лет мы возим, я говорил, мы имеем эксклюзив. Вы можете привезти любой Китай. Любой дилер может привезти Китай, но клиент, потребитель, будет спрашивать уже тот бренд, который мы раскручивали на протяжении многих лет. Турцию привезти можно с других заводов, не с тех, с которыми мы работаем, потому что там не дадут, мы уже дилеры. Они скажут: «Ребят, вот есть уже „Альфа-Снаб“, будьте добры, обращайтесь к ним». Привести другую Турцию можно, но её же нужно раскручивать — это раз, она дороже — это два, не факт, что то же качество будет, это три, если завезти кучу товара, по которому будешь звонить и говорить, что это хорошая, качественная Турция, все начнут говорить, что у нас Турции много. И последний, самый главный момент — каждому нашему дилеру нужно взять денег, как минимум 10 — 15 миллионов, чтобы начать возить контейнера.

В.Б. Но они тоже могут прийти в «ITI Capital».

Е.П. Они могут прийти, но... Допустим Екатеринбург у нас говорит: «Я хочу контейнер привезти, но я понимаю, что я не реализую его за месяц, я реализовывать буду его 5 месяцев». Мы ему не можем предложить привезти контейнер, положить на склад и говорить: «Реализуй в 5 месяцев», но мы можем привезти в Екатеринбург контейнер, положить его и дать пяти дилерам, которые реализуют его за месяц. Я объясню, что раньше мы возили 1 — 2 контейнера в месяц продукции, не важно откуда, сейчас у нас только Турецкой 4 в месяц, а еще Китая 2, и, к сожалению, но надеюсь, что в будущем мы сможем пополнить, нам не хватает товара. Сейчас самая основная наша проблема, это не сбыть товар, а наличие этого товара. И не только денежный вопрос здесь играет роль, но и вопрос правильности подбора — что мы привезем. Линейка производителя огромна, привезти можно все. Положить на склад, и чтобы это все лежало годами мы не видим смысла. Наша компания старается привезти ходовой товар, затратив минимальное количество денег. Наши конкуренты славятся, что они крупные, они большие, но они привозят такое количество товара, где они замораживают кучу денег... Они же платят за это деньги. Деньги всегда стоят деньги. В итоге, по итогу года, они говорят, что «мы ничего не заработали», потому что большая часть денег ушла на те же проценты.

В.Б. Занимаясь одним бизнесом, Вы, фактически, стали финансистом. У меня вопрос, который давно созрел. На сколько я понимаю, первый раз необходимость в использовании финансового посредника и финансовых инструментов у Вас возникла в 2014 году, когда были скачки курса. Почему Вы пришли в «ITI Capital»? Это были какие-то дружеские связи или вы «прошерстили» рынок, сделали микро-маркетинговое исследование финансовых институтов и явились к ним? Это было с улицы или какие-то другие каналы?

Е.П. Нет. Это были советы друзей, как ни странно.

В.Б. Которые уже там работали?

Е.П. Нет, они не работали, просто советовали «есть биржевые процессы, где вы можете участвовать». Мы обратились в банки. Банки сказали: «Мы рады вас видеть, но только минимум, от чего мы начинаем работать, это 10 — 20 миллионов». Мы говорим: «Ребят, то же хеджирование рисков». Я приезжал в банк, на меня смотрели, как вот сейчас в какой-то рекламе, там Ургант ходит, над ним все смеются. Над нами так же все смеялись «Я вас умоляю». Мы говорили: «Нам нужно 100 тысяч долларов хеджировать». Они говорят: «Ну вы что, о чем вы говорите, не те суммы». Посмотрев, как Вы сказали, Интернет, пообщавшись, поискав информацию — мы вышли на «ITI Capital», пообщались.

В.Б. То есть практически с улицы пришли?

Е.П. Можно сказать, да.

В.Б. Нашли на рынке. А у вас хеджирование рисков начинается с какой суммы? 100 тысяч назвал гость, коллега.

К.У. Сейчас, меньше. Сейчас от 50 тысяч долларов можно заключить контракт на юридическое лицо. В индивидуальных случаях мы можем сделать даже меньше. Но как правило, ценообразование начинается от 3 — 3.5 миллионов, это те предложения, которые сейчас, которых больше всего. Иногда к нам обращаются клиенты с меньшими суммами, но целый отдельный пласт — это клиенты, которые работают с продукцией, завязанной на валютный курс, и работают с тендерами. То, о чем говорил Евгений: для них чрезвычайно важно, так как они фиксируют некий курс, фиксируют некий финансовый результат на несколько месяцев вперед, понимать, по какому курсу они приобретут. Понятно, что варианты не выполнить особенно гос. тендер для тех, кто в этом работает, практически нет, это практически равносильно потери репутации и бизнеса.

В.Б. Кто с гос. контрактами работает, попадает сразу в реестр недобросовестных поставщиков и потом попробуй оттуда... По-моему, на 2 года туда включают.

К.У. Сохраняется риск того, что компания и могла бы что-то заработать, но из-за того, что поднялся курс, ей приходится практически самой компенсировать эту разницу. Например, последний кейс этого года (поднятие курса на 7%) достаточно показательный. Если бы покупатель воспользовался услугами валютного хеджирования в первой половине этого года, то фактическая разница, которую он бы себе компенсировал, это 5% от стоимости размера хеджированной суммы.

В.Б. Вы покупаете — продаете валюты в каких объемах в месяц, год?

Е.П. Годовой оборот 2.5 миллиона долларов. Приблизительно годовой объем покупки валюты примерно в этом же эквиваленте.

В.Б. Вы же не все сразу покупаете, какими-то порциями? По 5 долларов, по 10 долларов.

Е.П. У нас как происходит. Я уже говорил, порядка 6 контейнеров каждый месяц приходит.

В.Б. Это сколько в абсолютном значении?

Е.П. Каждый стоит порядка 35 тысяч долларов.

В.Б. Для Вас это выгодно или Вы смотрите на массу прибыли, а не её норму?

К.У. Как я уже говорил, мы готовы к низким чекам по отношению к рынку в целом. Наши технологии и продукты позволяют работать и даже с меньшими суммами, но если говорить о компании Евгения, то здесь есть определенный объем, который мы рассматриваем в целом по году, и понимаем, что у нас есть этот объём — мы можем сделать значительно более интересное предложение. Мы заранее понимаем, какие это будут суммы. Даже пороговые значения в 35 — 40 тысяч позволяют получать значительно меньшую цену, чем если бы это была единичная покупка, так как мы предполагаем весь объем, который будет нас ждать в течение года.

В.Б. Понятно. Вы сказали фактически 2 финансовых инструмента, которые Вы используете: хеджирование рисков и покупка валюты. Что-то еще есть, на что Вы предъявляете спрос, или это все?

Е.П. Нет, они предложили заработать на них личными средствами. Например, у меня есть какая-то сумма, допустим, я коплю или делаю что-то еще. Я понимаю, что год — два мне эта сумма не нужна. Они мне говорят: «Давайте попробуем их инвестировать». Они предлагают, и мы рассматриваем какие-то разные варианты. Где есть риски, они наоборот говорят, что нет, давайте не рисковать, давайте вот это купим. Понимаю, какой процент я готов получить с этих денег. Понимаю, что, если в банк положу — получу одну ставку и у них другую. И мы тем самым можем с этой компанией...

В.Б. То есть у них выше?

Е.П. Если банк сегодня предлагает 5 — 7%, то они 12 — 15%. Как Вы считаете, выше?

В.Б. Думаю, да. В 2 раза. Можно процентные пункты считать, а можно проценты.

Е.П. Я не специалист по такого рода вкладам, но какие деньги имеются, почему они не должны работать, и компания «ITI Capital» помогает мне.

В.Б. А такая необходимость часто возникает — личные средства размещать на депозите?

Е.П. Не так часто, но стараемся, чтобы она возникала, чтобы прибыть появлялась у меня.

В.Б. А этим инструментом тоже каждый год пользуетесь, да? Начиная с 2014 года.

Е.П. Даже нет, позже начали. Года 2 назад предложили.

В.Б. А такие небольшие суммы депозитов Вам тоже выгодны или рассматриваете клиента в целом как личность и бизнес, и уже безразлично 1 доллар положен на депозит или 1 триллион?

К.У. Здесь нас ограничивает только сам рынок. Про размер возможного входа в продукт. Есть продукты, в которые можно входить от 50 тысяч рублей, а есть в которые от 50 тысяч долларов. Это не наши ограничения, это ограничения исключительно финансовых инструментов. Благодаря нашей онлайн-платформе, технологии которая не требует фактического участия живых людей, а значит достаточно недорогая по отношению к компании мы не «генерим» не нужных себе «костов». Мы можем одинаково эффективно работать с клиентами с разными чеками. И на предложение в рамках полумиллиона рублей и полумиллиона долларов. Дать адекватную продуктовую линейку, которая может принести потенциальных доход порядка 12 — 15% годовых в рублях. Пониже в валюте. В долларах порядка 6 — 6.5% годовых. Но при этом есть продукты, мы же говорим о финансовом рынке, и депозиты в общепринятом понимании у нас отсутствуют, у нас практически нет...

В.Б. Хорошо назвал, как принято в банковской системе.

К.У. ...Гарантированных ставок. Это очень важно. К сожалению, много недобросовестных компаний, хотя центральный банк с ними борется, которые иногда гарантируют доходность по финансовым продуктам незаконно. Есть новые продукты, которые помогает вводить государство, это индивидуальные инвестиционный счет. Общий объем в стране таких счетов по итогам 2018 года вырастет почти в 2 раза и составит порядка 700 тысяч человек. Это революция на рынке финансовых продуктов в России, потому что никогда такого объема счетов у физических лиц с продуктами, связанными с финансами еще не было.

В.Б. У Вас тоже есть индивидуальный инвестиционный счет?

Е.П. Конечно.

К.У. Ключевая особенность ИС-ов в том, что они фактически гарантируют от государства 13% налоговый вычет на сумму до 400 тысяч рублей по первому году размещения. Всего там разменять деньги на 3 года. По первому году можно получить 13%, просто пополнив этот счет. Для этого достаточно иметь только налогооблагаемую базу. Если Вы заплатили налоги в этом году, вы работаете, почти все из нас работают, если Вы являетесь предпринимателем, вы все равно платите налоги, когда выводите себе деньги...

В.Б. Тогда у Вас должен быть большой приток клиентов, правильно?

К.У. Это так. Сейчас в рознице, в «масс-маркете», это продукт, который занимает уверенное первое место. Более того и в «прайвите», к которому относится Евгений как наш клиент и собственник бизнеса, который у нас тоже обслуживается. Это тоже «топовый» продукт. Как бы то ни было, но получить почти 1 тысячу долларов (52 тысячи рублей) в 400 венчурных тысяч гарантировано, это в 2 раза больше чем самая большая ставка, которая была по банковским вкладам в начале года, сейчас уже даже банковские вклады пониже, старые.

Более того мы помогаем нашим клиентам не обращаться в налоговую самим — у нас есть удаленный сервис. Фактически все что необходимо клиенту, это сделать пару кликов мышкой и ответить на вопросы налогового консультанта. Все остальное компания сделает за него.

В.Б. Евгений, а Вы обычно как пользуетесь — онлайн-платформой, цифровой или больше с живым менеджером работаете?

Е.П. Какое-то время мы работали с живым менеджером, но сейчас, так как все перешли в телефон, в личный кабинет и все остальное, то стало просто и удобно. Как правильно Кирилл сказал, там 2 клика и уже что-то решено. Только если консультация — если что-то непонятно, куда и что, то тогда уже спрашиваешь.

В.Б. Мы поговорили о всех инструментах, продуктах, которыми Вы пользуетесь, да? Или есть еще что-то?

Е.П. Нет, пока мы все. Пока. Но, я думаю, компания «ITI Capital» не стоит на месте, она будет что-то новое предлагать.

В.Б. Тогда у меня будет еще один вопрос, уже не связанный с этим. Вы торговая компания, которая импортирует большей частью. Когда мы в кулуарах начали говорить, я услышал, то что Вы на этом не собираетесь останавливаться и какое-то производство здесь собираетесь ставить. Или я неправильно понял?

Е.П. Нет, Вы все правильно поняли. Я уже разговаривал и с китайскими партнерами, и с турецкими. Говорил, давайте мы здесь какой-то склад, какой-то «пул» создадим. Для чего? Для того чтобы покрыть и нашу российскую часть как покупателей, так и европейскую. Европейцы же тоже покупают товар, везут из Китая. Сейчас курс доллара ниже и в каких-то моментах, когда общаемся с китайскими партнерами, они говорят, что у них зарплата выше, чем у нас. Я говорю: «Давайте откроем здесь производство?». Есть научно-исследовательские лаборатории, мы с ними тоже общаемся. Поддерживаем связь, так как у нас сертифицируются шины, проводим тесты на эти шины, которые ввозим сюда. Для того, чтобы показать клиенту, предоставить таможне, потому что продукт, требующий сертификации. Мы пониманием, что если начнем производить в России шины, то сможм поставлять не только на российский рынок, но еще и европейский рынок захватим. Может быть когда-нибудь заберем пальму первенства у Китая по производству шин. Почему нет? Российское производство может производить, но не хватает менеджмента качества или еще чего, чтобы выстроить плавную, ровную линейку, где было бы хорошее качество.

В.Б. Когда поставите собственное производство, появятся проблемы с контролем, надзором и весь комплекс, связанный с взаимоотношениями с государством, но появится и спрос на другие услуги со стороны «ITI Capital»? Правильно я понимаю?

Е.П. Однозначно появятся, но не забывайте, что в мире торгующая организация — это один бизнес, а производственный, совершенно другой.

В.Б. Это уже другая ментальность.

Е.П. Да. Это будет по-другому. «ITI Capital» в этом плане сильно поможет, подскажет, как правильно, где инвестировать, покупать, не тратить.

В.Б. Тогда завершая вопросы к Вам пожелаем Вам в Вашем бизнесе больших успехов. Особенно с точки зрения, чтобы локализовать производство именно здесь в России. А теперь вопросы будут к Кириллу. Можете прокомментировать в целом то, что услышали? Я так понимаю, что это один из Ваших клиентов, в том числе постоянных. И рассказать, чем полезны брокеры российским импортерам и в целом о продуктах для такого рода бизнеса, либо схожих, аналогичных, могут быть полезны. Исходя из того, что Вы уже что-то говорили. Из того, что не говорили.

К.У. Что касаемо Евгения и его бизнеса. Ситуация, характерная для 2014 года и той группы клиентов, которая активно пользуется продуктами, связанными с валютой, особенно юридические лица. Действительно, волатильность курса доллара сейчас остается достаточно высокой и заранее спрогнозировать какой будет курс, особенно на длинных контрактах, не всегда возможно. Для этого услуги по хеджированию валютного риска подходят как нельзя лучше. Стоимость этих услуг постепенно снижается. В марже, если говорить про торговую маржу, занимает незначительную часть. Как уже сказал «кейс» этого года — последний скачок валютного курса. На ровном месте получить 5% от себестоимости продукта интересно любому бизнесу, тем более высокооборотному. Как показывает бизнес Евгения и подобных компаний — цикл оборачиваемости порядка 3 месяцев, а это небольшой срок. От заказа, до оплаты заказа уже клиентами Евгения.

Что касается тенденции по рынку и того, в чем мы участвуем — это не только хеджирование валютных рисков, но и финансирование бизнеса. От половины миллиарда рублей годового оборота мы можем предложить сформировать выпуск облигаций для компании. Это позволит получить очень длинное финансирование, которое сейчас крайне необходимо бизнесу с чем, к сожалению, банки сейчас помочь не могут по низким ставкам. Что значит низким? Это может быть 13%...

В.Б. А облигации востребованный инструмент?

К.У. Да, сильно.

В.Б. Польше торговыми компаниями или производствами?

К.У. По нашей практике больше производственными, второе место — торговыми. Это во многом связано с рынком инвестора. Покупка облигаций — четко рынок инвестора. Инвестор выбирает, какие бумаги приобретать и во многом, эти компании, которым мы помогаем сформировать выпуск облигаций, ориентируются на запрос инвестора. Мы сразу можем им сказать по какой цене, примерно, могут быть выкуплены бумаги. Какой будет на них спрос. У нас даже заявки есть от инвесторов, которые хотели бы приобрести. Это во многом еще связано с рынком. Мы пониманием, что производственные компании, как правило, нуждаются в оборудовании. Они нуждаются в длинных деньгах для покупки и формирования самого производства. Торговые компании нуждаются в оборотном капитале, который им банки в данный момент предоставить в необходимом объеме не могут. Объективно банкам нужны залоги. У компаний даже с большими оборотами арендованы склады, офисы. Ключевая их ценность — клиенты, поставщики и торговый оборот. Заложить кроме товаров в обороте им нечего, а банки, исходя из рекомендаций нормативов на ЦБ, вынуждены требовать у них твердые залоги.

В.Б. Там не рекомендации, там жесткие нормативы достаточно.

К.У. Да. И этот круг замыкается. Денег нет потому что нет залогов, а залогов нет, потому что не формируется бизнес — бизнес сам себя не формирует. Какой смысл коллегам покупать собственные склады сейчас, если на много дешевле арендовать склад с гарантиями, страховкой хранения, без необходимости нанимать собственных сотрудников.

В.Б. Это отдельный бизнес, арендный, который развился давно. Там уже конкуренция жесткая есть.

К.У. Да, появляются огромные терминалы, которые упрощают жизнь не только для малого бизнеса, но даже для среднего. Поэтому залог взять негде, но его требуют. В этом смысле фондовый рынок и выпуск облигаций могут удовлетворить потребности компаний в длинных, что очень важно для бизнеса, и не дорогих деньгах. 13 — 15% в рублях при собственном регулировании даты выплаты купона по облигациям (компания может его определить сама — раз в год, 6 месяцев), это более чем интересные условия. И сроком размещения 3 года.

В.Б. Было бы интересно пригласить производственного клиента Вашей компании, который пользовался этим инструментом и может о нем рассказать. На будущие эфиры.

К.У. Попробуем это сделать.

В.Б. Я прервал Вас? Осталось 1.5 минуты, когда можно сказать все, что можно. На сколько я знаю у «ITI Capital» есть некая акция для слушателей «Медиаметрикс». Правильно?

К.У. Да, это верно, Владимир. Мы будем рады предложить каждому клиенту, который свяжется с нами после этого эфира и скажет пароль «Медиаметрикс», 3 месяца бесплатного обслуживания, нулевые комиссии по тарифному плану для физических или юридических лиц. А в целом, я бы хотел поблагодарить Евгения. От лица компании, от себя лично, скажу — очень приятно, что наши клиенты находят время, дают нам высокую оценку и приходят на Вашу передачу. Обязательно приведем к Вам клиента, который с помощью нас размещался. Это важно. Мы видим большую пользу не только для себя с точки зрения количества клиентов, но и с точки зрения в целом помощи малому и среднему бизнесу, которую могут оказать финансовые продукты. К сожалению, последние лет 5 тенденция росла не такими быстрыми темпами. Может быть и плохо 2014 год сыграл, но услуги финансового рынка, услуги, которые помогают бизнесу стали доступнее. Бизнес стал ими пользоваться и результат — компания Евгения.

В.Б. Я надеюсь, что после радиоэфира у Евгения появятся новые клиенты. Спасибо большое, уважаемые коллеги. Всего доброго, уважаемые радиослушатели и телезрители.



Система Orphus

Сегодня читают

14 дек 2018 The View From The TowerДинамика S&P 500 мало изменилась после очередной прерывистой сессии, так как инвесторы по-прежнему считают неопределённым положение по спорным вопросам как на внутреннем, так и на международном рынке, акции компаний оборонного сектора получили преимущество, в то время как акции компаний финансового и потребительского секторов находились среди аутсайдеров
14 дек 2018 Снижение глобальных рынков оказывает давление на российскийМы считаем, что российский рынок откроется снижением на фоне слабой динамики на глобальных рынках и падающей нефти
14 дек 2018 Российский рынок вернулся к ростуМы считаем, что российский рынок откроется снижением на фоне слабой динамики на глобальных рынках и падающей нефти.
13 дек 2018 Золото краткосрочно может продолжить ростЕсть шансы увидеть рост в район 1260-1265 в самой ближайшей перспективе
13 дек 2018 Российский рынок не реагирует на внешний позитивАмериканские и азиатские площадки завершили среду в плюсе

Отзывы и комментарии

Система Orphus

Заполните заявку и откройте брокерский счет

Проведём бесплатную консультацию с финансовым экспертом в офисе или по телефону
8 800 200 32 35





я даю согласие на обработку персональных данных и получение информационных рассылок




123317 г. Москва, Пресненская набережная д.8, стр.1 комната 12

© 2000-2018 ITinvest онлайн брокер. Акционерное общество «Инвестиционная компания «Ай Ти Инвест». Все права защищены законодательством. Лицензия профессионального участника рынка ценных бумаг №045-07514-100000 от 17.03.2004 на осуществление брокерской деятельности.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Вход в личный кабинет Закрыть

В связи с плановыми работами с 10:00 4 ноября до 23:00 6 ноября 2016 года закрыт доступ к торговым системам ITinvest для всех видов терминалов (SmartX, мобильные, SmartCOM) и личного кабинета. Подробности здесь

Войти в личный кабинет