8 800 200 32 35
  • Лицензированный брокер с 2000 года

Экономика США: расти нельзя падать

18 окт 2012 в 09:45:00 Просмотров: 10896

Авторы: Сергей Егишянц и Александр Потавин

В последнее время вновь активизировались споры о состоянии глобальной экономики и путях борьбы с кризисом в основных регионах мира. До сих пор основное внимание было приковано к еврозоне с её извечным хаосом несинхронизированных участников, а также к опасному для всего мира замедлению экономики КНР – но сейчас всё больший интерес начинает вызывать ситуация в США: её экономические показатели в августе шокировали своей слабостью, а предстоящие выборы президента и разговоры о "финансовом обрыве" только подогревают разнообразные спекуляции – самые разные люди спорят о концепциях налоговой политики, а рейтинговые агентства грозят карами за слабый бюджет. А тут ещё и Центробанки зашевелились – в общем, жизнь кипит. Итак, что же сейчас происходит в американской экономике и чего ждать от неё в обозримом будущем?

Производственный сектор

В предыдущие 2-3 года именно сфера производства вызывала наибольшую радость у ана-литиков – там отмечался достаточно стабильный рост и перспективы выглядели совсем неплохо. Тут, правда, стоит оговориться, что всё это верно, лишь, если верить официаль-ной статистике – а это существенный момент: как мы уже не раз отмечали, казённые чис-ла подвержены серьёзным махинациям, особенно в том, что касается инфляции – но по-скольку последняя фигурирует почти во всех показателях (через разнообразные дефлято-ры), манипуляции с ценами порождают искажения по всему спектру экономических дан-ных. Однако сам факт восстановления производства после кризисного провала 2008/09 годов не подлежит сомнению – вопрос лишь в его масштабе. Проблема в том, что само это восстановление было очень неровным и нестабильным – значительная его часть пришлась на ограниченный спектр отраслей и была вызвана непостоянными факторами, счастливо сформировавшимися в последние годы именно в США – рассмотрим их подробнее.

Прежде всего, Штаты пользуются процессами в Китае – последний в свете кризисных тенденций понял неустойчивость опоры на экспорт, ибо внешний спрос резко просел и вызвал серьёзные проблемы во всей тамошней экономике. В ответ руководство КНР при поощрении лидеров Америки и Европы стало форсировать экспансию внутреннего спроса – зарплаты в КНР растут опережающим темпом (скоро сравняются с российскими), что позволяет наращивать потребление домохозяйств и переориентировать на них внутреннее производство, по крайней мере, в сфере выпуска потребительских товаров (в том числе длительного пользования). Проблема в том, что из-за всплеска заработков растут издержки – для некоторых отраслей это ключевой фактор: дело в том, что сектора со сравнительно небольшой долей добавленной стоимости в окончательной цене (переработка полезных ископаемых, крупная индустрия – особенно в сферах средств производства, металлургии, химии и т.п.) такой подскок издержек делает бессмысленным вынос производства в Китай: всё ещё более низкие, чем в США и ЕС, зарплаты, вполне компенсируются более высокими расходами на перевозку конечной продукции к местам её потребления.

Для отраслей с высокой долей добавленной стоимости (лёгкая промышленность и проч.) это пока не так – тут разница зарплат играет ключевую роль, обеспечивая Китаю всё ещё более низкие издержки: хотя во многих других странах Азии они ещё ниже, поэтому не-мало производств из КНР выводятся туда – но это другой вопрос. Так вот, предприятия первой группы отраслей частично перебазируются обратно в США – сейчас этим заняты основные промышленные монстры Америки: все автоконцерны (только Ford намерен за 3 года вложить 16 млрд. долларов в домашние заводы и создать10-15 тыс. новых рабочих мест на них), производители тяжёлого оборудования (Caterpillar, General Electric наняли несколько тысяч человек на своих недавно возвращённых предприятиях), химики (DuPont откроет свыше тысячи вакансий и инвестирует сотни миллионов долларов), технологические фирмы (Intel, IBM и проч.) – ну и т.д. Да, тут не возникает взрывного эффекта в масштабах всей экономики (больно велика там сфера услуг) – но всё же некоторое позитивное влияние на ситуацию в производственном секторе США очевидно. Это первый момент.

Второй момент связан с новыми технологиями в топливной сфере и вообще с новой стра-тегией в области энергетики, взятой на вооружение США в последние годы – мы подроб-но писали об этом в предыдущем стратегическом обзоре. Благодаря этим процессам Шта-ты сейчас резко сократили импорт нефти – по итогам 2011 года он, согласно данным Ми-нистерства энергетики США, составил лишь 8.91 млн. баррелей в сутки: и это минимум с 1995 года – вообще же, на ввезённую нефть пришлось менее 45% внутреннего потребле-ния. Зато бурно растёт собственная добыча – и, как следствие, переработка: в том же 2011 году США стали нетто-экспортёром бензина впервые с 1949 года (т.е. после 62(!)-летнего перерыва) – обеспечивая немало дополнительных рабочих мест. Ещё весомее фактор газа: благодаря резкому росту добычи внутри Америки и взрывному увеличению производства сланцевого газа, США стали крупнейшим в мире производителем в отрасли – и грозят уже в ближайшие годы стать одной из ведущих экспортных держав, потребляя сланцевый газ внутри страны, а обычный (сжиженный) природный вывозя за её пределы.

Как следствие, цены на газ в США рухнули – за последние 3 года реальная (с учётом под-линной инфляции) отпускная цена газа упала втрое даже в сравнении со средними ценами предыдущих 3 десятилетий (а с пиков 2001, 2005 и 2008 годов – даже в 6-7 раз). Это, во-первых, вызвало ещё более мощный рост спроса – именно газовая сфера лидирует в росте производства в США: с кризисных низов 2008 года взлёт в отрасли уже превысил 60% - и выпуск достиг рекордных максимумов; созданы сотни тысяч новых рабочих мест, а издержки бизнеса и домохозяйств в совокупности снижаются на 100-200 млрд. долларов в год. Во-вторых, это урезало спрос на печное топливо (домохозяйства всё чаще использу-ют газ для обогрева своих жилищ), тем самым уронив ещё и цену на нефть – американский сорт WTI (или Light) сейчас торгуется на 15-25 долларов за баррель дешевле, чем европейский Brent, хотя раньше всё было наоборот. Более того, последний эффект ещё ярче виден, если учитывать цены в местных валютах: так, бочка Brent в Европе сейчас стоит 80-90 евро – столько же, сколько на пиках 2008 года; а долларовая цена WTI нынче более чем в полтора раза ниже тогдашней – всё это даёт американскому производству заметное конкурентное преимущество против европейского за счёт куда более низких издержек.


Рис.1. Реальные цены на природный газ в США, логарифмическая шкала
Источник: Министерство энергетики США

Рис.2. Индекс производства жидкого газа в США
Источник: ФРС США

Рис.3. Цены на нефть: WTI в долларах, Brent в евро
Источник: kurzy.cz



И всё бы хорошо – да только экономика нынче глобальна, как и кризис в ней. Напомним, что причиной последнего была политика искусственного раздувания частного спроса че-рез дешёвый кредит, проводившаяся с 1980-х годов во всех ведущих экономиках мира – и под этот вздутый спрос было создано много производственных мощностей, которые те-перь стали "лишними"; массового закрытия предприятий не происходит лишь благодаря казённому стимулированию, всё ещё удерживающему совокупный спрос от краха – тем не менее, уровни загрузки производственных мощностей упали до 70-80% с докризисных 80-90%. Из-за глобальности экономики любой победой, достигнутой за счёт локальных факторов (как, например, вышеописанные), удаётся наслаждаться недолго – а вскоре она и вовсе становится пирровой: у проигравших развивается депрессия – которая роняет спрос в этих странах, в том числе и спрос на продукцию из США; поэтому через какое-то время (сравнительно короткое) прежний успех бумерангом ударяет по самим Штатам, порождая спад и у них. Августовские числа, отражающие состояние производственного сектора в Америке, сформировались как раз в условиях тяжёлой рецессии в Европе и Японии, к которой присоединилось и явное замедление роста экономики КНР. Результат налицо: промышленный выпуск в США рухнул на 1.2% в месяц – причём разные факторы момента (ураган, например) ответственны лишь за четверть от этой величины: которая, между прочим, стала худшей аж с марта 2009 года, т.е. с пикового момента последнего кризиса.

Заказы на товары длительного пользования в августе обвалились на 13.2% в месяц (и это антирекорд примерно с тех же времён) – впрочем, масштаб падения, конечно, чрезмерен и вызван колебаниями в сфере авиации, где у Боинга был заказ всего на 1 самолёт вместо 260 месяцем ранее. Однако сама тенденция не вызывает никаких сомнений, ибо и без учё-та транспортных отраслей имеем -2% в год даже номинально, т.е. не принимая в расчёт инфляцию; чистые капитальные заказы (все заказы минус оборонные минус самолёты) уже -5% в год номинально (а с учётом инфляции, стало быть, всё ещё хуже). Ну и про-мышленные заказы в целом (номинально в августе -5.2% в месяц), если реалистично оце-нивать цены, уже на полпути к кризисным низам – что отчасти подтверждают и данные института ISM, согласно которым компонент новых заказов опустился в зону рецессии и достиг худших значений с весны-лета 2009 года; впрочем, в сентябре тут наблюдалось улучшение – но весьма умеренное и не способное отменить сформировавшуюся в послед-нее время понижательную тенденцию. Итак, производственный сектор в США, в послед-ние несколько лет являвшийся главным источником оптимизма экспертов и властей, явно начинает подавать сигналы бедствия – а ведь он, несмотря на скромный вклад в ВВП (ме-нее 20%) является неплохим опережающим индикатором для экономики в целом. Запу-щенная ныне очередная волна эмиссии центробанков способна краткосрочно помочь, но фундаментальную картину она, конечно, не изменит – что подтверждают и сами руково-дители ФРС: они признают, что все их прежние усилия не решили ни одной из поставленных задач – а эксперты подозревают, что ФРС вообще-то интересуется скорее состоянием финансовой отрасли, тогда как реальный сектор для него далеко не приорите-тен.


Рис.4. Заказы в обрабатывающей промышленности США, с учётом инфляции
Источник: Бюро переписи населения и Бюро трудовой статистики США, независимые оценки

Рис.5. Компонент новых заказов в производственном индексе института ISM
Источник: ISM

Строительный сектор, рынок труда и частный спрос

Одним из главных пострадавших в кризис был строительный сектор, где масштаб актив-ности, число новостроек и объём их продаж в пересчёте на 1000 домохозяйств обвалились в 4-5 раз и достигли исторических минимумов – разумеется, рухнул и оптимизм компаний отрасли. Но непрерывно падать (да ещё таким темпом) невозможно – и в 2012 году сектор, наконец, стал подавать признаки жизни: индекс настроений от Национальной ассоциации домостроителей США вырос до 6-летнего максимума, а вышеперечисленные индикаторы отскочили от низов на 15-60% вверх. Причина здесь вполне очевидна – за прошедшие с начала краха 5-7 лет в стране накопился изрядный нереализованный спрос: и это реальный спрос, а не спекулятивный. Население США постоянно растёт (рождаемость, иммиграция), возникают новые семьи, старое жильё выходит из строя; поэтому многим людям и в самом деле нужен дом. Огромные долги по ипотеке и обвал реальных доходов народонаселения мешали покупкам, но в этом году зарплаты немного стабилизировались, а ФРС прижала кредитный процент к рекордным низам: как следствие, спрос оживился. Отсюда и небольшой подъем на рынке недвижимости, и активизация строительства жилья, и стабилизация цен на него. Тем не менее, нет оснований впадать в эйфорию: даже после этих улучшений все ключевые показатели отрасли по-прежнему держатся на уровнях в несколько раз ниже пиковых – более того, они даже много ниже худших значений всех прошлых рецессий; по существу, отскок довёл числа всего лишь до весьма мрачных значений 2009 года – и только.


Рис.6. Число реально строящихся домов на 1000 домохозяйств в США
Источник: Бюро переписи населения США

Рис.7. Число новостроек на 1000 домохозяйств в США (натуральный логарифм)
Источник: Бюро переписи населения США

Рис.8. Продажи новых односемейных домов на 1000 домохозяйств в США (натуральный логарифм)
Источник: Бюро переписи населения США

Рис.9. Средний индекс цен в 10 крупнейших городских агломерациях США
Источник: S&P/Case Shiller


Между тем, строительный сектор очень важен для американской экономики – и потому, что он составляет немалую её часть (в лучшие годы – 6-8%), и из-за высокого мультипли-катора спроса в этой отрасли: все потраченные тут доллары широкой рекой растекаются по всей экономике, порождая волну самых разнообразных расходов и, как следствие, об-щую активизацию роста. Вот почему свежая программа стимулирования от ФРС направ-лена прежде всего на сектор недвижимости: начиная с сентября сего года, Фед намерен покупать ипотечных ценных бумаг на 40 млрд. долларов ежемесячно – причём план дей-ствует бессрочно. Логика в том, чтобы ещё более снизить ставки кредитования – тем и поощряя новые покупки жилья, и облегчая участь незадачливых должников. А последнее обстоятельство едва ли не важнее первого: во-первых, возможность перекредитоваться под более низкий процент способна весьма ощутимо снизить бремя выплат по ипотеке для многих американцев; во-вторых, общая активизация в отрасли вызывает рост цен – так что у немалого количества домовладельцев текущая стоимость дома снова стала выше их долга по кредиту, возвращая ситуацию к "нормальной" (это когда "я имею больше, чем должен банку" – потому что если не так, то у меня есть большой стимул послать банк по-дальше вместо того, чтобы лихорадочно изыскивать средства на выплату процентов). В общем, оптимизм в отрасли крайне важен для всей экономики США – но, к сожалению, он не подкреплён фундаментальным усилением частного спроса, а значит, недолговечен.

А частный спрос продолжает оставаться крайне слабым. Что и неудивительно – ведь кри-зисы такого типа характеризуются дефляционным давлением от избыточного предложе-ния, которое развивается по спирали: спад производства вызывает увольнения и снижения зарплат – это подрывает расходы домохозяйств, что, в свою очередь, порождает новую волну сокращения персонала и урезания заработков, ну и т.д. Гигантская эмиссия нарушает чистоту этой картины – потому что номинально зарплаты и бонусы растут (тогда как в обычной ситуации дефляционная спираль характеризуется постоянным падением цен), но вызванная постоянным вбросом свежей наличности инфляция с лихвой съедает все приобретения в этой области. Впрочем, власти занижают масштаб роста цен – из-за чего официальные показатели выглядят не так уж и плохо: но реальность-то от этого не меняется. То же касается и рынка труда – сам глава ФРС Б. Бернанке дал понять, что казённый уровень безработицы, по сути, не отражает ничего, ибо сильно ниже реального: но даже он не может тут ничего изменить. Бюро трудовой статистики ежегодно выкидывает из списков рабочей силы пару миллионов человек, благодаря чему уровень безработицы якобы остаётся стабильным. А наблюдатели смеются, глядя на отношение рабочей силы и взрослого населения – этот показатель валится почти вертикально: ну и зачем весь этот цирк? Вроде бы жёсткой дезэмансипации не наблюдается (т.е. женщины в массовом порядке не отказываются от карьеры в пользу судьбы домохозяйки), а влияние выхода на пенсию поколения бэби-бумеров на порядок слабее – стало быть, нет и причин для такого казуса. Однако численность рабочей силы продолжает лететь вниз – хотя все всё понимают. Трудовой отчёт за сентябрь вообще напоминает скверный анекдот: уровень безработицы вдруг об-валился, хотя даже официозный альтернативные показатель (более близкий к реальности) не изменился. А ведь прежде они двигались синхронно – к тому же индикаторы застойно-сти безработицы тоже ухудшились; в общем, предвыборный цирк зажигает огни.



Рис.10. Отношение численности рабочей силы к численности взрослого населения США
Источник: Бюро трудовой статистики США


Давление рынка труда на спрос очевидно – никто не готов тратиться по полной програм-ме, когда не имеет работы или находится под угрозой такого состояния. Кроме того, фир-мы, урезая издержки, перманентно снижают реальные зарплаты людей. Этот факт опять же остаётся отчасти скрытым от широкой публики благодаря хронически заниженной ин-фляции (в США официозный индекс потребительских цен в среднем на 3-4% в год ниже реального), из-за чего возникает эффектная картинка: по версии властей, уровень зарплат на одного занятого с поправкой на инфляцию находится около исторических вершин. В реальности он постоянно валится, и уже достиг низов с середины 1961 года, т.е. за 51 год! Разумеется, можно и дальше вешать лапшу на уши народонаселению (а заодно ещё и лить крокодиловы слёзы по "финансовой неграмотности" последнего, как это делает Бернанке) – но шила в мешке не утаишь: и резкий спад доли зарплат в ВВП, вполне признаваемый и официозом (числа-то номинальные!), в этом плане весьма показателен. То же касается и розничных продаж – весьма приличного индикатора спроса: официоз, правда, тут уже не рискует показывает максимумы (это выглядело бы совсем нелепо), но утверждает, будто половина кризисного падения уже отыграна – а на самом деле идут колебания у самых низов падения, которые, между прочим, соответствуют уровням аж середины 1960-х годов.


Рис.11. Реальные зарплаты на одного работника в США
Источник: Бюро экономического анализа и Бюро трудовой статистики США, независимые оценки

Рис.12. Доля зарплат в ВВП США
Источник: Бюро экономического анализа США

Рис.13. Реальные душевые розничные продажи в США
Источник: Бюро переписи населения, независимые оценки

Эмиссионные программы центробанков опустили проценты по займам, что отчасти ожи-вило сектор потребительского кредитования; однако банки отлично понимают слабость позиций заёмщиков, поэтому не спешат выдавать им деньги – приходится стараться опять-таки властям: в последнее время они раздули мощный пузырь на рынке студенче-ских кредитов. По сути, отобрав их у банковского сектора и щедрою рукой раздавая  на-право и налево (даже пенсионерам кое-что достаётся), поэтому, хотя общий объём потре-бительских займов активно растёт, его частная составляющая (т.е. без учёта казённых раз-дач) с поправкой на инфляцию и численность населения не только не растёт, а снизилась до показателей всё той же середины 1960-х. Наконец, аналогичная картина и по реально-му душевому ВВП в целом: официоз, похоже, готовится праздновать новые пики, но на самом деле спад продолжается, причём он уже превзошёл уровни начала 1990-х и опустил показатель к уровням 1988 года. В целом более медленное снижение (пока дело тут не дошло до значений 1960-х годов) вызвано казёнными планами стимулирования, финанси-руемыми за счёт бюджетного дефицита – но этот ресурс не вечен. Итак, реальный част-ный спрос в США продолжает падать – и даже в лучших случаях в этом процессе только изредка возникают непродолжительные паузы в форме стабилизации.


Рис.14. Долг частным учреждениям в США по невозобновляемому потребительскому кредиту с учётом инфляции, на душу населения
Источник: ФРС США, независимые оценки

Рис.15. Реальный душевой ВВП США
Источник: Бюро экономического анализа, независимые оценки

Наконец, немного о ресурсе бюджетного финансирования – который, как мы уже отмети-ли выше, не вечен. В результате щедрых денежных раздач из казны отношение госдолга Штатов к их ВВП на начало нового финансового года (т.е. на 1 октября) составило 103% (и увеличивается в среднем на 1.5% ежемесячно). Если из ВВП выкинуть явно не относя-щуюся к делу приписную ренту, то выйдет 110%: между прочим, это намного больше, чем у Испании, название которой не сходит со страниц СМИ в связи с "недоверием инвесторов к её ценным бумагам". Поэтому все ждут президентских выборов, после которых администрация и Конгресс должны срочно найти способ урезания бюджетного дефицита: в противном случае рейтинговые агентства грозятся быстро начать ухудшать показатели платёжеспособности США, да и рынок может начать воспринимать американские казначейские облигации много хуже, чем сейчас. Ситуация усугубляется межпартийными склоками. Ведь, если компромисс не будет найден, то уже с 1 января 2013 года налоговые льготы, введённые ещё президентом Бушем-младшим (и действующие по сей день) автоматически утратят силу – что подорвёт совокупный спрос и заодно уронит все финансовые рынки (только налог на дивиденды вырастет в 2.5 раза, что, по мнению аналитиков, опустит ведущие фондовые индексы Штатов как минимум на 15-20%). С учётом признанного всеми неизбежным сокращения госрасходов (к которому, выходит, добавится ещё и повышение налогов) всё это может породить резкий спад в экономике – именно эту коллизию в Америке сейчас с растущей тревогой называют "фискальным обрывом".

Выводы и прогнозы

  1. Фундаментальные причины развивающегося в последние годы кризиса не устранены – и по-прежнему сохраняют свою силу. Ведущие страны мира вкупе с главными центробанками пытаются заместить провалы частного спроса (неизбежные из-за его искусственной "кредитной" раздутости в предыдущие десятилетия) казённым спросом через программы стимулирования. Именно благодаря этим программам масштаб реального падения экономики в целом пока ещё заметно уступает степени обвала частного спроса.
  2. Объемы таких стимулирующих программ не бесконечны – просто потому, что они фи-нансируются за счёт бюджетного дефицита, из-за которого быстро растут долги госу-дарств. Периферийные страны еврозоны уже почувствовали на себе, что это может озна-чать для неумеренных транжир. Такая же участь ждёт любое другое государство, безу-держно тратящееся на тщетные попытки не допустить неизбежного. Ресурс у США здесь наибольший среди всего мира – ибо их центробанк (ФРС) эмитирует главную мировую резервную валюту, в которой к тому же номинировано большинство торгующихся на ми-ровых биржах товаров и международных финансовых инструментов.
  3. Госдолг США перевалил за 100% ВВП и продолжает быстро нарастать. Рейтинговые агентства уже напряглись – да и ряд крупных глобальных инвесторов начинает предска-зывать крах долговой пирамиды в США в ближайшие годы, если ничего не изменится. Это вполне возможный сценарий – ибо хотя силы ФРС и оттягивает такой финал успеш-нее, чем кто бы то ни было в мире, если избежать его всё же не удастся, то крах (как обычно в таких случаях) обещает быть эпическим. Именно поэтому в правящих кругах Штатов есть если не консенсус, то хотя бы широкое понимание необходимости фискаль-ной консолидации в ближайшее время.
  4. Сценарий ограничения госрасходов грозит крупными неприятностями уже реальной экономике, способной передвигаться лишь на "костылях" казённого стимулирования. Де-фицит федерального бюджета в США составляет в последние годы порядка 10% ВВП – и исчезновение стимулов такого масштаба (1.5 трлн. долларов в год) грозит немедленным обвалом: именно эта опасность сейчас рассматривается как основная – придуман даже термин "финансовый обрыв", который как раз и описывает картину после фискальной консолидации. Дополнительную трудность действиям властей придаёт крайне плохое со-стояние финансов штатов и муниципалитетов. Их возможности дефицитного финансиро-вания сильно ограничены, колоссальные сложности отмечаются в этой сфере уже сейчас, и это становится довольно-таки заметным в общенациональном масштабе.
  5. Единственный способ "закончить кризис" – прекратить сизифов труд по недопущению неизбежного и убрать "бюджетные костыли". Это быстро опустит совокупный спрос в той же пропорции, в которой реально упал спрос частный – к уровням 1960/70-х годов. Такова неизбежная, хотя и тяжёлая, плата за четвертьвековой "кутёж взаймы" – рано или поздно её всё же придётся заплатить. Однако власти делать этого не хотят – что и понят-но: лидер, предложивший подобное, в демократическом обществе сразу же станет политическим самоубийцей – чего никому не хочется (популисту Обаме – в особенности). Стало быть, администрация США после вероятного избрания нынешнего президента на второй срок (хотя и тут всё уже не так очевидно) будет стараться проводить прежнюю политику – пользуясь перманентно "подставленным плечом" ФРС. Что небезопасно даже вне контекста кризиса: низкие ставки подрывают "безопасные" сберегательные вложения (облигации), в том числе пенсионных фондов: в условиях массового выхода на пенсию людей из поколения бэби-бумеров это может быть чревато большими неприятностями.
  6. Весьма вероятно также завоевание республиканцами большинства в обеих палатах Конгресса, которое сделает продвижение ключевых инициатив Обамы почти невозможным. Следовательно, ближайшие годы для Америки обещают быть крайне тяжёлыми: раздрай в верхах, мучительное сокращение бюджетного дефицита, урезание кредитных рейтингов страны ведущими агентствами и иные неприятности, скорее всего, ознаменуют второй срок Обамы. Всё это на фоне новых волн сжатия экономики, которая в любом случае должна будет придти к своему "естественному" (или, иначе, "равновесному") состоянию. Скорее всего, этот процесс начнётся уже в будущем году – хотя и не факт, что в его начале.
  7. Ближайшей опасностью в экономической сфере является крайне неудачное сочетание слабого спроса (оказывающего мощное дефляционное давление на производство) и могу-чей эмиссии центробанков (порождающей рыночные "пузыри", в том числе по базовым товарам). Инфляция издержек заставляет реальный сектор поднимать цены, но слабость спроса делает подобное почти невозможным. Значит, единственным выходом будет уре-зание затрат через сокращение персонала и зарплат остающимся. Таким образом, как это ни парадоксально для господствующих ныне "монетарных наркоманов", эмиссионные потуги ведущих центробанков уже в среднесрочном плане не только не будут способствовать снижению безработицы, но, напротив, рискуют породить на рынке труда очередные обвалы. В случае реального роста занятости в США непреложным ответом станет скачек инфляционных ожиданий в экономике. В итоге мы увидим существенный взлет стоимости обслуживания гигантского госдолга Америки.
  8. Ещё раз хотим подчеркнуть, что попытка урвать куски глобального рыночного пирога у конкурентов из Европы и Азии может помочь очень ненадолго – потому что медицинским фактом является раздутость именно мирового спроса (а не просто внутриамериканского) по сравнению с мировым же предложением. Это означает, что муссируемые ныне сценарии борьбы с кризисом через валютные войны контрпродуктивны – они лишь ухудшат ситуацию с глобальным спросом, а через него и завалят все ведущие экономики. Описанные в основном разделе настоящего обзора благоприятные для США факторы скорее всего помогут Америке просесть "не так глубоко", как её конкурентам – хотя структурные дисбалансы внутри Штатов могут свести на нет эти преимущества.
     


Система Orphus

Сегодня читают

Cегодня The View From The Tower
Cегодня Утренний обзор
Вчера The View From The Tower
Вчера Утренний обзор
Вчера Утренний обзор

Отзывы и комментарии

Система Orphus

Заполните заявку и откройте брокерский счет

Проведём бесплатную консультацию с финансовым экспертом в офисе или по телефону
8 800 200 32 35





я даю согласие на обработку персональных данных и получение информационных рассылок




123317 г. Москва, Пресненская набережная д.8, стр.1 комната 12

© 2000-2018 ITinvest онлайн брокер. Акционерное общество «Инвестиционная компания «Ай Ти Инвест». Все права защищены законодательством. Лицензия профессионального участника рынка ценных бумаг №045-07514-100000 от 17.03.2004 на осуществление брокерской деятельности.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Вход в личный кабинет Закрыть

В связи с плановыми работами с 10:00 4 ноября до 23:00 6 ноября 2016 года закрыт доступ к торговым системам ITinvest для всех видов терминалов (SmartX, мобильные, SmartCOM) и личного кабинета. Подробности здесь

Войти в личный кабинет